Аэрофобия: достаточно одной таблетки?

 
После полета – Летать я боюсь. Панически. И это мешает работе, — говорит Наталья Соловьева, корреспондент телеканала ТВ-21 из Мурманска. — Время от времени возникают командировки в соседнюю Норвегию — кто бы отказался? Но меня за несколько дней до поездки начинает трясти. Кстати, аэрофобия довольно быстро превращается в транспортную фобию вообще: теперь и поезд, и автомобиль внушают мне все меньше доверия.
В случае Натальи профессия побеждает. Когда в Мурманске появился первый частный самолет Cessna и открылись курсы для обучения пилотов, она решительно полетела за репортажем. За штурвалом — летчик палубной авиации, совершивший 300 посадок на авианосцы.
– Пилоту я доверяла. Правда, предупредила о моей «любви» к самолетам, и мои нервы он поберег. Но не удержался и дважды продемонстрировал, как надо выполнять боевой разворот. Те, кто остались на земле, сглотнули — до того было эффектно. А мы с оператором повисли перпендикулярно земле…
Наталья говорит, что в кабине рядом с летчиком не так страшно, как в пассажирском самолете. Пилот объясняет свои действия, предупреждает о том, какие ощущения тебя ждут. Технические подробности помогают преодолеть страх. Но от аэрофобии этот опыт не вылечил:
– В начале сентября собралась на семинар в Норвегию. Накануне пошла на прием к психологу. Поскольку времени на курс лечения уже не было, он выписал таблетки. Не валерьянку и пустырник (они почти не помогают), а посерьезнее. Впервые в жизни я смогла в самолете читать журнал…
Небо — самолет — девушка
– В бизнес-авиации страх перед полетом пассажиру преодолеть легче, — соглашается Ирина Юшина, пятнадцать лет отлетавшая стюардессой в частной авиации. — Собственно, пассажир-то в самолете один — как правило, он же и владелец. В случае нештатной ситуации можно пройти в кабину пилота (она не отделена от салона), спросить, что происходит. И получить внятный и грамотный ответ.
Сейчас Ирина — генеральный директор московской школы-агентства для стюардесс «Джет-сервис». Говорит, что при приеме в школу не существует никаких специальных тестов, выявляющих аэрофобию.
– Страх перед полетом у стюардессы появляется с опытом, поначалу это все-таки романтика. Но чем больше знаешь о том, как должен «работать» самолет, тем острее реагируешь на нестандартные ситуации. Я иной раз, когда сама лечу, просто поражаюсь: сидит человек, читает книжку. А самолет трясет! Не должно трясти на большой высоте!
Разговор о технических подробностях Ирина, впрочем, быстро сворачивает: ни к чему читателям-пассажирам знать лишние подробности.
– Часто у стюардесс возникает аэрофобия?
– Случается после рождения ребенка. Начинаешь по-другому относиться к жизни.
Cиний воздух
– За приобретенную аэрофобию благодарите средства массовой информации, — продолжает тему Алексей Герваш, пилот, авиационный психолог, основатель российского Центра лечения аэрофобии «Летаем без страха». — СМИ, рассказывая об одиночных падениях самолетов, подают их как постоянно происходящие трагические события. И 10% зрителей, увидевших новость о крушении, воспримут информацию болезненно. Это именно те люди, которые больше остальных подвержены влиянию со стороны…
В Центре «Летаем без страха» говорят: боязнь полета — самая распространенная фобия в мире. Каждый четвертый пассажир испытывает неприятные ощущения во время полета, а каждый шестой человек переживает сильный страх уже за несколько дней до вылета. 6,5% людей из-за аэрофобии отказываются от авиаперелетов совсем, еще 14% — вообще никогда не летали из-за психологических проблем.
От одного слова «турбулентность» авиапаникера бросает в дрожь. «А вы знаете, что за всю историю авиации ни один самолет не рухнул из-за турбулентности?» — спрашивают на занятиях в центре. Здесь уверены: аэрофобия излечима в 98% случаев, причем большинству достаточно всего нескольких занятий — теоретических и на тренажере в кабине «Боинга–747».
Тем, кто приходит в Центр, рассказывают: каждый год по всему миру в авиакатастрофах погибают 500 пассажиров, ваш риск разбиться — один к десяти миллионам. В мегаполисе жить опаснее. Любую систему в самолете дублирует одна, а то и две запасные. Кстати, машина не летит над бездной, а скользит по плотным потокам воздуха. И если бы воздух был не прозрачным, а синим, половина аэрофобов не испытывала бы страха.
- За свою жизнь я налетал 24 миллиона километров, но так и не стал суеверным по отношению к авиаперелетам. Конечно, неприятности случались и во время «моих» полетов: я пережил попытку угона самолета, бомбу на борту и аварийную посадку. Итого — три раза на 24 миллиона километров, если не считать одного-единственного случая, когда потеряли мой багаж, — подтверждает мировую статистику «самый-самый» путешественник мира Фред Финн.
Врачи прилетели
Всем эти замечательные факты хороши, кроме одного: авиакатастрофы все-таки случаются.
– Когда упал самолет в Бесовце под Петрозаводском, меня сразу вызвали на работу, — рассказывает Елена Туржанская, старший психолог ГУ МЧС по Республике Карелия. — Через десять минут уже позвонили, и в час ночи я была на месте происшествия. Помогала тем, кто приехал встречать родственников, да и мимо проезжавшие машины останавливались, свидетелей было много. У некоторых сразу — истерика…
Три дня после катастрофы Елена работала по ночам на «горячей» телефонной линии, а днем — с родственниками на опознании.
– Тогда, в июне, в Петрозаводск прилетела сводная группа Северо-Западного центра МЧС и Центра экстренной психологической помощи. Помогали профессионалы медицинских учреждений Петрозаводска. С родственниками психологи работали и в гостинице, вечерами: реакция у всех была разная — ступор, агрессия, паника...
– Вам после всего этого летать не расхотелось?
– Если будет надо, полечу. Страх — нормальная физиологическая реакция организма, это инстинкт самосохранения, которым человек может научиться управлять. С аэрофобией справиться самостоятельно невозможно. Но такие симптомы, как сердцебиение, тревогу, потливость, общий тремор могут снять препараты с сильным успокоительным действием. И все же лучше обратиться к специалисту: психологу или психотерапевту, пройти курс тренингов. Если ваша работа связана с перелетами, антидепрессанты и бета-блокаторы рано или поздно скажутся на здоровье.
Полетели?
Аэрофобия — болезнь. У большинства пассажиров уровень страха все-таки естественный: летают, но не могут не думать об опасности. Выбирают (по возможности) западные, более комфортные авиакомпании. Кто-то предпочитает утренние рейсы — чтобы собираться быстро и «не успеть как следует испугаться». Кто-то, напротив, вылетает под вечер, после тяжелого рабочего дня, чтобы сразу же расслабиться и уснуть еще до взлета. Важно знать: страх можно контролировать.
Психологи предлагают несколько простых приемов:

  • Не опаздывайте на посадку. Лучше приехать к самолету намного раньше, чем застрять в пробке по дороге в аэропорт и нервничать еще из-за этого.
  • Садитесь ближе к носу самолета. Здесь ниже уровень шума, который тоже давит на нервы.
  • Не налегайте на алкоголь. Эффект может оказаться прямо противоположным.
  • Пейте воду. Кофе и чай могут усилить сердцебиение.
  • Общайтесь, поболтайте с соседом. Даже если он зануда, его занудство отвлечет вас от мыслей о взлете.
  • Не стесняйтесь просить о помощи, расскажите о своей проблеме стюардессе. Она постарается помочь.

И пересмотрите «Французский поцелуй» с Мег Райан. У ее героини, Кейт, тоже была аэрофобия. Но закончилось все хорошо.
Елена Фомина, Анна Ильина
Источник:http://strana.ru/journal/18943162

Наверх >